Тяжелая защита иностранных защитников Украины

Фото:

Государственная миграционная служба Украины действует как резидентская структура российских спецслужб. Безнаказанно годами подрывая основы государственности, чиновники ГМСУ работают в интересах России, “творчески” издеваясь над добровольцами-иностранцами.

Миграционная служба Украины приняла решение о нецелесообразности кассационного обжалования судебных решений в пользу бывших иностранных комбатантов. Одновременно принято решение о предоставлении одному — дополнительной защиты в Украине, другому — возможности продолжения процедуры со «второй стадии». Таким образом, положительным решением судов ничего не угрожает, даже плохое настроение судей Верховного суда. Однако, насколько «легко» даются такие решения миграционной службы для самих бывших комбатантов — тех, кто защищал Украину?

Военная агрессия Российской Федерации привела к появлению новой категории мигрантов в Украине — иностранных комбатантов и волонтеров, которые с 2014 года, вместе с гражданами Украины, стали на ее защиту.

В тему: Добровольцев — предали. «А мы что, люди? Кажется, украинская власть так не считает»

Указанные лица находились на передовой, второй, третьей линиях обороны или в тылу контролируемой территории — военных госпиталях и волонтерских организациях. Учитывая значимость их помощи и сложность ситуации в начале военных действий, руководство страны публично заявило о предоставлении таким лицам гражданства Украины (пример — выступление Президента в парламенте 02.12.2014 года).

В 2015 году миграционная политика резко изменилась и заслуги перед государством не помешали привлечению к административной ответственности за нарушение миграционного законодательства, отказе в продлении сроков пребывания в Украине, выносились также решения о добровольном возвращении или принудительном выдворении.

Характерным примером отношения государственных служащих к такой категории иностранцев является ответ Председателя Государственной миграционной службы Украины Соколюка М.Ю., который он предоставил на информационный запрос. Его необходимо цитировать для того, чтобы понять весь груз проблем, которые имеют иностранные защитники: «Законодательством Украины на сегодня не предусмотрено для иностранцев и лиц без гражданства, являющихся участниками АТО, отдельныого порядка продления срока пребывания, оформление вида на / временное проживание или разрешения на иммиграцию, поскольку участие в АТО не является основанием для их пребывания в Украине» (от 05.05.2018года).  

Подобное отношение порождает целый ряд проблем, начиная от обязательной регистрации иностранцев по месту жительства, которого они, как правило, не имеют.

Другая ситуация, когда при потере документов или наличии документов, срок действия которых закончился, люди не могут проживать в Украине на законных основаниях.

При многообразии проблем выхода всего лишь три — нелегальный переход границы в направлении Западной Европы, пополнение статистики нелегальных мигрантов или подача документов на получение в Украине статуса беженца или дополнительной защиты.

В большинстве случаев, возвращение на родину грозит им привлечением к ответственности по тяжким статьям уголовного закона — наемничество, участие в незаконных вооруженных формированиях, умышленное убийство и тому подобное. Например, в Беларуси, по сообщению МВД этой страны, возбуждено более 140 уголовных дел в отношении лиц, принимавших участие в российско-украинской войне (без объяснений, на чьей стороне).

В тему: «Наши солдаты должны больше бояться Украины, чем сепаров». Рассказ канадского добровольца

Однако, оппонентами таких искателей убежища выступает Государственная миграционная служба Украины с традиционными аргументами о не установлении обстоятельств, свидетельствующих об опасности в случае возвращения лиц на родину, об искусственном созданием различного рода угроз в отношении себя и близких родственников, о совершении преступлений иностранцами на территории Украины, отсутствии документального подтверждения уголовного преследования в отношении конкретного лица-заявителя и т. д. (без описательной части). Достаточно часто, при стандартном отказе в признании беженцем или лицом, нуждающемся в дополнительной защите, в выводах специалистов есть ссылка на «примеры», которые вызывают удивление и отторжение.

По делу россиянина и бывшего добровольца батальона «Святая Мария» указывается, что судебный запрет выдворения его в Россию из-за угрозы здоровью, жизни и свободе является «искусственным» основанием для обращения за защитой. По делу его жены был приведен «положительный» пример возвращения соотечественника — бывшего комбатанта, а именно, Алексея Филиппова — действующего агента спецслужб страны-агрессора. Почувствовав опасность раскрытия, указанный иностранец вернулся в Россию, где в отношении него в дальнейшем все равно началось уголовное преследование за несогласование такого участия между спецслужбами Российской Федерации (но это внутренние интриги вражеской страны, не имеющие отношения к Украине и защите бывших комбатантов).

Дело этой семьи россиян, которые стали на защиту Украины, является «классикой» работы миграционной службы, ведь после увольнения иностранца из рядов добробата, его самого и жену Черниговская миграционная служба решила принудительно выдворить в Российскую Федерацию.

Судами всех инстанций, в том числе Верховным судом, решения миграционной службы были признаны незаконными, а депортации запрещены из-за угрозы жизни и свободе в своей стране.

В тему: Воевавшей за Украину россиянке не дают гражданство, а «сливший» ее России Ляшко — обманул

Несмотря на установленную всеми судебными инстанциями угрозу, Государственная миграционная служба Украины отказала семье в статусе беженца, а также отказалась признавать лицами, нуждающимися в дополнительной защите, из-за недоказанности опасности для бывших комбатантов-россиян в случае возвращения их в свою страну.

В течение трех лет в двух судебных процессах и в двух инстанциях выступления, аргументы, доводы и «доказательства» миграционной службы сводилась к одному — Российская Федерация является демократической страной, при возвращении в которую бывшим добровольцам не угрожает опасность жизни и свободе, ведь такая опасность не доказана и часто преувеличена. Кроме того, согласно позиции представителей государственного органа в суде, Конвенция о статусе беженца и национальное законодательство об искателях убежища не предусматривает предоставления защиты бывшим комбатантам, в том числе и потому, что в документах не указано, что иностранные добровольцы Антитеррористической операции являются комбатантами по международным документам.

Вдохновение государственные служащие «черпают» в одном из судебных решений — самом первом.

11 декабря 2017 года Окружной административный суд. Киева стал на сторону миграционной службы и отказал жене бывшего комбатанта в защите. Все доказательства и ссылки были признаны безосновательными, а требование обязать предоставить статус названо незаконной из-за якобы вмешательство суда в работу исполнительного органа власти. Рассмотрение дела непосредственно добровольца затягивался, что затрудняло проблему с «живыми доказательствами» в процессе над женой, ведь была надежда, что суд обратит внимание непосредственно на защитника и прислушивается к его аргументам.

Однако, это стало единственной «победой» над здравым смыслом, ведь через четыре месяца Киевский апелляционный административный суд вынес новое постановление, которым отменил предыдущее постановление и решение миграционной службы, обязав ее предоставить один из видов защиты в Украине (статус беженца или дополнительную защиту).

В своем решении от 20 марта 2018 года апелляционная коллегия пришла к выводу, что «в случае принудительного возвращения истицы, как и ее мужа, в страну происхождения ее свободе угрожает опасность по политическим убеждениям, поскольку ее муж принимал участие в антитеррористической операции на территории Украины. Суд обратил внимание на то, что ответчиком не сделано ни одного заключения о ситуации в стране происхождения истицы, соблюдение этой страной международных стандартов уголовного правосудия, конституционных прав граждан, а также о возможных притеснениях граждан за их политические взгляды. Таким образом, коллегия судей посчитала, что решение миграционной службы было принято с нарушением требований национального законодательства и актов международного права по защите прав и свобод человека, а потому является противоправным и подлежащим отмене».

В тему: Жонглирование паспортами

На время рассмотрения в суде первой инстанции дела в отношении мужчины, уже было известно решение по его жене. И потому представитель миграционной службы учинила настоящую истерику, не соглашаясь на присоединение к материалам этого процесса постановления апелляционного суда в другом процессе. Согласно аргументации государственного служащего, постановление вышестоящего суда, которым была предоставлена защита близкому родственнику, негативно повлияет на объективность при рассмотрении доказательств! Судья с интересом выслушала и сказала о принципах объективности и полноты, по которым она не может не принять к сведению наличие решения другого суда.

И во-первых, потому, что сама миграционная служба по делу жены комбатанта первопричиной ее обращения за защитой называет военную службу мужа. А во-вторых, логично наличие всей информации относительно семьи, несмотря на то, что такая информация не нравится другим участникам процесса, и постановление апелляционного суда она будет изучать наравне со всеми другими документами обеих сторон.

15 августа 2018 года было принято решение об обязательствах предоставить защиту бывшему добровольцу, а уже 13 ноября 2018 года апелляционной инстанцией оно было подтверждено и вступило в законную силу.

Хочется сразу указать на «единый» шаблон, который использует миграционная служба: в спорах такой категории искатели убежища не смогли доказать, что при возвращении они будут преследоваться властями страны; они не доказали, что могут нарваться на любую опасность; они не имели права бывших комбатантов (волонтеров) и членов их семей на статус беженца или дополнительную защиту, поскольку Конвенцией 1951 г. не предусмотрена Антитеррористическая операция в Украине 2014 года.

В письме УВКБ ООН в Государственной миграционной службы Украины от 12.02.2015 года указано следующее: «… Прежде всего хотелось бы подчеркнуть принцип нейтральности в законодательстве о беженцах. … В Руководящих принципах 2006 года четко указано, что «комбатанты не могут рассматриваться в качестве лиц, ищущих убежища и не должны быть допущены к процедурам предоставления убежища до тех пор, пока не выразят искренний и окончательный отказ от участия в военных действиях или от намерения брать такое участие. Однако, если проведенная оценка свидетельствует о том, что комбатант искренне и окончательно отказался от участия или от намерения участвовать в военных действиях и подал ходатайство о предоставлении убежища, он должен быть допущен к процедуре предоставления убежища. … Соответственно, в контексте защиты беженцев термин «комбатант» охватывает лиц, принимающих активное участие в военных действиях вооруженного конфликта и международного, и не международного характера, и прибыли в страну убежища. … Факт отказа от военной деятельности должен быть должным образом проверен, и если после проверки будут получены четкие доказательства того, что лицо искренне и окончательно отказалась от своей военной деятельности, его статус комбатанта будет считаться завершенным»».

В тему: Российский актер получил статус беженца в Украине после трех лет мытарств и 8 судов

Фактически речь идет о ситуации, которая определена как беженец «на месте» и раскрыта в пунктах 94 и 95 Руководства по процедурам и критериям определения статуса беженцев УВКБ ООН — лицо, которое не было беженцем в момент выезда из страны, но которое становится беженцем позже. Такое лицо становится беженцем «на месте» в силу обстоятельств, которые возникли в стране его происхождения за время его отсутствия.

То есть, как было указано, это известная в международной практике ситуация, но ее «уникальность» в другом — в количестве заявлений на подачу защиты, благодаря которой иностранцы сформировали отдельную социальную группу. Фактически, впервые в европейской практике бывшие военные волонтеры и комбатанты массово просят убежище именно для легализации уже после защиты страны от агрессора, но государственные органы, и в первую очередь — миграционная служба не готовы рассматривать эту категорию заявителей.

Яркий пример доводов миграционной службы по конвенционным признакам, это судебное дело россиянина добровольца ДУК «Правый сектор» Пятакова П.Е..

В заседаниях представитель миграционной службы требовала соответствующую цитату Конвенции о беженцах 1961 года, в которой отдельно, на уровне других социальных групп, оговаривались бывшие участники Антитеррористической операции на Востоке Украины 2014 года. Более того, на конкретные вопросы по ситуации в Российской Федерации с правами и свободами людей, а также уголовном преследовании комбатантов, добровольцев и волонтеров, был получен ответ о недоказанности таких преследований.

В то же время, согласно сообщению официального сайта Следственного комитета РФ: «В Следственном комитете Российской Федерации создано специализированное управление по расследованию преступлений международного характера против мирных граждан, совершенных на территории Украины. Созданное управление будет действовать до тех пор, пока все украинские военные и лица, совершающие преступления против мирных граждан, не будут привлечены к уголовной ответственности. К работе спецуправления будут привлекаться все следственные подразделения СК России, на территории которых прибывают беженцы из Украины» (на языке оригинала http://sledcom.ru/cases/item/1168).

В случаях, где нельзя проигнорировать информацию по стране происхождения путем предоставления такой информации самим заявителем, идет приуменьшение опасности для конкретного человека. Также используется подмена понятий с целью обойти вопиющие факты нарушения прав людей, вроде «отдельные досадные случаи нарушения гражданских прав», «отсутствие информации о преследовании такой категории граждан», «сомнения подтверждающих документов», «преувеличение угрозы» и другие.

Изучение материалов указывает на тенденцию «упрощения» аргументации при отказах заявителям; использование общих, расплывчатых, порой непонятных фраз о гуманитарном характере статуса беженца и дополнительной защиты, а также попытки передать решение дела в суд.

Павлу Пятакову было отказано даже в оформлении документов для решения вопроса о защите в Украине, а его жалоба была отклонена центральным аппаратом ведомства.

Обратившись в суд, Павел, кроме частично удовлетворенного иска, получил в качестве «бонуса» от миграционной службы много новой информации, которую кратко можно свести к тезисам «зачем вы сюда приехали …, вас никто не звал …, возвращайтесь домой — вам ничего не угрожает …, если и грозит, то установлено, что в России нет смертной казни …, вы можете отбыть соответствующее наказание и все будет хорошо».

Решением суда миграционную службу Украины обязали повторно рассмотреть жалобу Пятакова П. на решения территориального подразделения с учетом установленных в суде обстоятельств. 29 ноября 2018 года Шестым апелляционным административным судом апелляционная жалоба миграционной службы была отклонена.

В декабре 2018 года миграционная служба приняла решение о нецелесообразности кассационных обжалований судебных решений в отношении бывших иностранных комбатантов.

Согласно ответу на адвокатский запрос, бывшему иностранному комбатанту миграционная служба предоставила дополнительную защиту в Украине. В то же время решение по его жене рассматривается Кассационным административным судом Украины с мая 2018 года. Здесь миграционная служба не пошла на уступки.

Относительно Павла Пятакова принято решение об оформлении документов для полной процедуры на определение защиты в Украине. Его победа в суде предоставила возможность начать очередной круг с весомыми обстоятельствами, которые были установлены в судебных процессах об угрозе жизни и свободе при возвращении в Россию из-за защиты территориальной целостности Украины. Миграционная служба по своему усмотрению не только отменила решение об отклонении жалобы, в соответствии с судебными требованиями, но и приняла решение об отмене решения об отказе в оформлении документов.

Подождем …

Алексей Скорбач, опубликовано на сайте  Харьковской правозащитной группы

Comments are closed.