Украинцы тратят миллиарды на фуфломицины

Ежегодно украинцы тратят миллиарды гривен на лекарства, которые западная медицина не признает, а иногда и просто запрещает к применению. Причем препараты, чья эффективность наукой не доказана, вовсю рекламируются на телевидении, и их назначают врачи.

По данным исследования Центра противодействия коррупции при поддержке фонда Возрождение, каждая третья гривня, потраченная украинцами на лекарства в прошлом году, пошла именно на такие препараты, иронично прозванные «фуфломицинами». А четыре из десяти самых продаваемых в Украине лекарств в 2017 году не имеют научных оснований для клинического применения.

Причем покупают такие препараты не только далекие от медицины украинцы, но и сами медики. Так, в прошлом году для государственных больниц и поликлиник было куплено такого рода препаратов на 190 млн грн бюджетных средств.

Украинское законодательство позволяет закупки за бюджетные средства препаратов без клинически доказанной эффективности, — рассказывает Виктория Тимошевская, врач, руководитель программы Общественное здоровье международного фонда Возрождение. — Фактически врачи могут заказывать любые препараты, руководствуясь собственным опытом использования или устаревшими принципами».

В общей сложности за гомеопатические, фитотерапевтические средства, ноотропы и нейропротекторы, гепатопротекторы, лекарственные средства для лечения ОРВИ, кардиопротекторы, хондопротекторы, которые также относят к препаратам с недоказанной эффективностью, украинцы только в 2017 году заплатили почти 14 млрд грн.



Сделали кассу

Когда в прошлом году Александра Устинова, одна из авторов выше­упомянутого исследования Центра противодействия коррупции, стала анализировать тендер КГГА на закупку препаратов для онкобольных чернобыльцев на 700 тыс. грн, она не просто удивлялась — была шокирована. Ни одного из 11 на­именований лекарств, предполагаемых к закупке, не оказалось в протоколах лечений — ни в отечественных, ни в международных. Более того: семь медпрепаратов вообще таковыми не являются — это биологически активные добавки, витамины и аминокислоты.

В целом, по мнению экспертов, примерно пятая часть аптечных продаж в Украине в прошлом году пришлась на препараты, не разрешенные к применению в США и странах ЕС.

Большинство фуфломицинов, отмечают эксперты, объединяет тот факт, что болезни, от которых они должны лечить, либо не имеют эффективных способов терапии, либо для них характерно улучшение со временем, независимо от факта лечения.

В этом недавно убедилась киевлянка Анастасия Боднарчук. Обычно вирусные инфекции у своих детей она лечила строго по предписанию врача: делала ингаляции и в обязательном порядке давала антигистаминные препараты, сироп от кашля, противовирусные средства, сосудосуживающие капли от насморка, а иногда — на всякий случай — и антибиотики.

В результате такого лечения дети Боднарчук не вылезали из болезней. А в последний раз ее старший сын заболел как раз тогда, когда семья отдыхала на море. Так сложилось, что мать лекарств ему не давала, зато у мальчика было много питья, прогулок, сна и купания в морской воде. Через три дня он был здоров.

«Реальность такова, что отсутствие выписанного врачом списка лекарств зачастую воспринимается равнозначно его некомпетентности, — объясняет Евгений Комаровский, известный врач-педиатр. — Оттого и выписываются лекарства там, где можно обходиться без них».

Также на назначение препаратов, в том числе тех, чья эффективность не доказана, в Украине влияет распространенная практика закупки за вознаграждение от фармкомпаний. Завесу над тем, как работает эта схема, НВ на условиях анонимности приоткрыл Валентин, медицинский представитель крупной фармацевтической компании. По его словам, за каждым сотрудником его компании — а их около 100 — закреплены по 150 врачей. Зона охвата — фактически все основные клиники столицы. Задача — убедить медиков выписывать пациентам препараты именно этой компании.

Фармацевты мотивируют врачей гонорарами и поездками на заграничные конференции. «В Украине зарегистрировано 13 тыс. препаратов, и почти по каждому из них есть медпредставители», — описывает масштаб индустрии Валентин.

Впрочем, многие украинцы покупают сомнительные препараты и без рекомендаций врача: на отечественных телеканалах до 50% рекламы — фармацевтика.

«Рекламируются, как правило, лекарство несерьезные — комбинированные препараты для уменьшения симптомов интоксикации, отхаркивающие, обезболивающие, мази и гели для наружного применения», — рассказывает Галина Грановская, врач-иммунолог.

Путь фуфломицина

Перед тем как попасть в аптеки, любой препарат должен получить одобрение регулятора. В США — Food and Drug Administration (FDA), в ЕС — European Medicines Agency (EMA). В Украине этим занимается Государственный экспертный центр Минздрава.

Главное условие одобрения — потенциальная польза от применения препарата должна быть выше, чем потенциальный вред. Исключение во всем мире составляют только онкологические препараты как лекарства последней надежды.

Согласно международной классификации, существует несколько уровней надежности данных об эффективности препарата. Самый низкий — D, это просто мнение отдельного эксперта по поводу препарата. Уровень C — серия случаев успешного лечения. Уровень B говорит о том, что по этому препарату был проведен ряд исследований с положительным результатом. Высший уровень надежности — А, когда проведены дорогостоящие большие двойные слепые исследования обязательно с плацебо-контролем, и все они успешны.

«При принятой FDA в США системе A лекарственный препарат может провалиться на самой последней стадии, — объясняет фармацевтическую кухню Владимир Кисиль, украинский ученый-химик, работающий в США. — И тогда все многомиллионные и даже многомиллиардные вложения компании пропадают».

Далеко не все компании-производители готовы раскошелиться на дорогие исследования своей продукции и останавливаются на уровне С, в лучшем случае — В. «В наше время мало выбросить на рынок новую фарм-молекулу, — говорит Грановская. — Надо потратить много сил и денег на то, чтобы доказать ее эффективность и безопасность».

Распространение малоэффективных препаратов с низкой надежностью — болезнь, которой заражены бывшие республики СССР, а также Африка и Азия.

Начать чистить Украину от слабоэффективных препаратов Тимошевская предлагает с ревизии всех зарегистрированных лекарственных средств, как это было сделано в США еще в 1950‑х. В результате такой чистки были сняты с продажи более 30% препаратов.

Пока же украинский Минздрав видит два приоритета в своей деятельности: не допускать, чтобы за счет налогоплательщиков закупались сомнительные лекарства, а также вести просветительскую работу, рассказывая о том, какие препараты эффективны и жизненно необходимы, а какие — нет.

Тимошевская верит в победу добра над злом. «Сейчас уже сформировалась критическая масса молодых и среднего возраста специалистов, которые знают английский, готовы учиться и практиковать доказательную медицину, а не медицину «это мой опыт», — говорит врач.

Екатерина ИВАНОВА

Comments are closed.